Лечение храпа лазером и радиочастотой: мифы и реальность

Лечение храпа лазером и радиоволной: мифы и реальность

Д.м.н. Бузунов Р.В., Легейда И.В.

Центр медицины сна Клинического санатория «Барвиха»
Управления делами Президента Российской Федерации

Московская обл., Одинцовский р-н, санаторий «Барвиха»

тел./факс (495) 635-69-07 (круглосуточно), (495) 635-69-08, www.sleepnet.ru, e-mail:sleepnet@sleepnet.ru 

 

Пациентам без небных язычков посвящается

«Семь раз отмерь, один раз отрежь»
Народная мудрость

Звонок в больницу: «Доктор, у меня болит живот!» Ответ: «Приезжайте к нам, удалим Вам аппендикс и все будет хорошо». Странный диалог, не правда ли? Как может врач по телефону поставить диагноз по одной фразе и тут же предложить лечение, не обследовав пациента? Если бы в животе мог болеть только аппендикс, тогда дальше вопросы можно было бы не задавать. А если это холецистит или панкреатит? К сожалению, с лечением храпа зачастую происходит именно такая ситуация, когда пациенту на сайте или по телефону предлагают лазерное или радиочастотное лечение храпа  и практически гарантируют быстрое и безболезненное избавление от храпа за 1 сеанс.  Но храп – это не диагноз, это симптом сужения дыхательных путей и биения их стенок друг о друга. А причин такого сужения около десятка. Причем выбор оптимальной тактики лечения зависит не только от причин, но и от степени тяжести расстройств дыхания во сне. Оперативное вмешательство на небе является лишь одним из методов лечения храпа, который имеет свои определенные показания и противопоказания.

В октябре 2010 г.  Американская академия медицины сна  опубликовала Клинические рекомендации по хирургическим вмешательствам на верхних дыхательных путях при обструктивном апноэ сна у взрослых [AuroraRN et alPractice parameters for the surgical modifications of the upper airway for obstructive sleep apnea in adults. // Sleep.- 2010.0  Vol. 33.- N. 10.- P. 1408-1413]. Вы можете ознакомиться с полным текстом рекомендаций на английском языке и кратким переводом на русский язык .

В данных рекомендациях на уровне стандарта (standard – высший уровень доказательности) определено, что лазерная увулопалатопластика* (ЛУПП) не рекомендуется у пациентов с синдромом обструктивного апноэ сна. Обосновывается это следующей фразой:  «ЛУПП обычно не приводит к нормализации индекса апноэ/гипопноэ**  и не обеспечивает существенного улучшения других параметров. Так как не наблюдается существенного улучшения после ЛУПП, существует вероятность ухудшения состояния, имеются потенциальные проблемы, связанные с периоперационной болью и осложнениями, то рутинное применение данной процедуры противоречит интересам пациента». Интересно отметить, что по сравнению с рекомендациями по применению лазерного лечения храпа, опубликованными в 2001 г., данный пункт переведен из рекомендательной категории «гайдлайн» (Guidelineв обязательную категорию «стандарт»(Standard). В Рекомендациях 2010 г. также на уровне стандарта указывается на необходимость выполнять всем пациентам  перед операцией от храпа на небе объективнее исследование с целью диагностики синдрома обструктивного апноэ сна. А после заживления выполнять контрольное исследование с целью оценки динамики состояния после операции от храпа.

*  — Лазерная увулопалатопластика — это лечение храпа лазером, подразумевающее воздействие лазерным излучением на мягкое небо, небный язычок и небные дужки.
** — Индекс апноэ/гипопноэ — частота эпизодов полных и частичных остановок в час, отражающая степень тяжести синдрома обструктивного апноэ сна

Таким образом,  у пациентов с обструктивным апноэ сна лечение храпа лазером противопоказано, соответственно,  перед операцией у всех пациентов необходимо проводить обследование с целью исключения апноэ сна.

В Москве насчитывается более 50 оториноларингологических центров или отделений, которые выполняют операции от храпа на небе (лечение храпа лазером или радиочастотой). Однако лишь несколько центров выполняют полисомнографиюкардио-респираторный мониторинг или другие исследования, позволяющие диагностировать синдром обструктивного апноэ сна. Таким образом, большинство операций от храпа на небе выполняется без какого-либо объективного исследования дыхания пациента во сне. При этом ряд центров прямо заявляет, что лечит апноэ сна с помощью лазерных вмешательств на небе, что полностью противоречит всем международным стандартам. Сложившаяся в России практика проведения операций от храпа на небе без учета степени тяжести апноэ сна приводит в ряде случаев к неэффективности вмешательства, развитию серьезных и, порой, трагических осложнений.

Несколько раз в месяц в Центре медицины сна Клинического санатория «Барвиха» возникает серьезная деонтологическая проблема, связанная с последствиями лечения храпа лазером или других операций от храпа на небе. Мы обследуем пациента, выявляем тяжелую форму синдрома обструктивного апноэ сна и сообщаем ему об этом. А пациент задает вопрос: «Доктор, у меня некоторое время назад проводилось лечение храпа лазером, удалили небный язычок и обещали, что я перестану храпеть. Храпеть я не перестал, а Вы еще и говорите, что у меня тяжелая форма апноэ сна. Может не надо было удалять язычок? А не могло ли лазерное лечение храпа ухудшить мое состояние?» Что в этой ситуации нам отвечать пациентам, особенно если имеются признаки фарингостеноза (рубцового сужения глотки после операции)?

Здесь нам хотелось бы привести историю, рассказанную моим коллегой из Израиля. Несколько лет назад там проходил судебный процесс, связанный с лечением храпа лазером. Пациент обратился в суд с требованием возмещения морального ущерба в связи с тем, что операция не привела к устранению храпа. Была назначена судебно-медицинская экспертиза, проведена полисомнография, которая установила, что у пациента имеется тяжелая форма синдрома обструктивного апноэ сна. В то же время оперировавший хирург сделал запись в истории болезни, что вмешательство проводилось по поводу храпа. Указаний на наличие апноэ сна в истории не оказалось. Специального исследования ночного сна перед операцией не проводилось, так что диагноз был выставлен только на основании анамнеза и осмотра. Конечно, можно предположить, что и до операции у пациента имелось апноэ сна, но оно не было диагностировано. Юридическая коллизия заключалась в том, что перед операцией диагноз звучал как обычный храп, а после лазерного лечения храпа у пациента была выявлена тяжелая форма синдрома обструктивного апноэ сна. То есть сугубо формально состояние пациента резко ухудшилось. И как Вы думаете, какое решение принял суд? Миллионный иск к клинике был удовлетворен, врач лишен лицензии… и теперь все ЛОР центры Израиля выполняют исследования ночного сна до и после лазерного лечения храпа.

Конечно, кардинальное улучшение ситуации в России возможно только в том случае, если на уровне Минздравсоцразвития будут приняты стандарты лечения храпа лазером и других оперативных вмешательств у пациентов с храпом и синдромом обструктивного апноэ сна, основывающиеся на передовом отечественном и зарубежном опыте. Но пока этот вопрос не решен на государственном уровне, каждый оториноларинголог сам должен принимать решение о целесообразности лечения храпа и апноэ сна лазером или радиочастотой, основываясь на своих знаниях, клиническом опыте и известном выражении «Не навреди!».

Мы не вправе указывать оториноларингологам, что и как делать с их пациентами, но считаем возможным высказать свою точку зрения на возможные подходы к диагностике и эффективному комплексному лечению храпа и синдрома обструктивного апноэ сна.

Прежде всего, определимся с терминологией. Под селективными оперативными вмешательствами на небе мы будем понимать такие методики, как классическое хирургическое вмешательство с помощью скальпеля, лазерная пластика, радиочастотное вмешательство (сомнопластика), криопластика и инъекционные методы. В основе всех этих методик лежит принцип нанесения дозированной травмы неба различной интенсивности (хирургической, термической, холодовой, радиочастотной или химической). В зависимости от интенсивности  воздействия может отмечаться локальное воспаление, некроз или частичное отторжение (отсечение) ткани, например, при воздействии лазером или скальпелем. При заживлении отмечается уменьшение в объеме и уплотнение мягкого неба. Небный язычок, при этом может быть частично или полностью удален. В итоге подвижность структур мягкого неба снижается и уменьшается или устраняется феномен храпа: биение мягкого неба о стенки дыхательных путей.

В настоящее время в отечественной популярной медицинской литературе и рекламных объявлениях лазерное или радиочастотное лечение храпа представляется как практически единственный и наиболее эффективный метод устранения храпа. Вот несколько цитат:

  • «Разработанная и запатентованная методика лазерного лечения храпа позволяет справиться с этим явлением всего за 1 сеанс».
  • «Лечение храпа лазером: в амбулаторных условиях, в течение нескольких минут, практически без случаев кровотечения в ткани, у большинства пациентов — абсолютное избавление от храпа, у остальных состояние значительно улучшится, только лишь ничтожный процент пациентов на лечение не реагирует».
  • «Лечение храпа лазером имеет ряд важнейших преимуществ перед другими: операция проводится амбулаторно, абсолютно безболезненно, бескровно, всего за 10-15 минут, без последующей утраты трудоспособности, избавляя на долгие годы от тяжелой проблемы».
  • «СО2- лазер (углекислый) – отличное средство для лечения храпа. Для лечения необходим один сеанс, а эффективность составляет 95%».
  • «Лечение храпа за 1 сеанс! Радиоволновой метод. Эффективно и безопасно».
  • «Лечение храпа радиоволной позволит избавиться и от синдрома апноэ сна».

При чтении этих объявлений создается впечатление, что современная медицина полностью решила проблему храпа и апноэ сна, причем, если так можно выразиться, «малой кровью».

К сожалению, решение проблемы  храпа не столь очевидно, как это представляется в вышеприведенных источниках. Нам регулярно приходится консультировать и лечить пациентов с сохраняющимся храпом и синдромом обструктивного апноэ сна, у которых до поступления к нам выполнялось лечение храпа лазером и радиочастотой без существенного эффекта (рис. 1).

11_68[1]11_69[1]

Рис. 1. Фотографии глоток пациентов с сохраняющейся тяжелой формой СОАС, у которых ранее выполнялись лазерный или радиочастотные вмешательства на мягком небе (собственные данные).

Серьезные зарубежные исследования также весьма критически относятся к применению селективных вмешательств на глотке у пациентов с храпом и апноэ сна:

  1. Отмечена низкая эффективность или отсутствие эффективности лазерной увулопалатопластики (ЛУПП) при синдроме обструктивного апноэ сна [Arch. Otolaryngol. Head Neck Surgery, 1997]
  2. ЛУПП часто сопровождается выраженным болевым синдромом. Не имеется существенных различий в выраженности послеоперационной боли при ЛУПП и увулопалатофарингопластике [J. Otolaryngol., 1997].
  3. ЛУПП может приводить к серьезным осложнениям (рубцовый стеноз глотки, потеря запирательной функции мягкого неба, гнусавость голоса). В некоторых случаях ЛУПП может провоцировать развитие СОАС у пациентов с неосложненным храпом или утяжелять имеющийся СОАС [Am. J. Resp. Crit. Care Med., 1997].

Почему же лечение храпа лазером, активно применяемое отечественными ЛОР-хирургами, не дает ожидаемого эффекта у ряда пациентов? С нашей точки зрения проблема обусловлена двумя факторами:

1. Неправильная оценка ведущего причинного фактора храпа. Дело в том, что избыточное мягкое является далеко не единственной причиной храпа. Наиболее частой причиной храпа и нарушений дыхания во сне является ожирение, приводящее к сужению самих дыхательных путей (рис. 2). Помимо этого, храп могут вызывать и усиливать курение, микро- и ретрогнатия (маленькая и смещенная назад нижняя челюсть), затруднение носового дыхания, увеличение миндалин, снижение функции щитовидной железы, нервно-дистрофические процессы, миопатии и т.д. Причем у одного и того же пациента может быть 2-3 и более причин храпа. Например, у пациента с выраженным ожирением, ретрогнатией и избыточным мягким небом, последняя причина может вносить 10-15% в общую тяжесть состояния. Соответственно, вмешательство на небе улучшит ситуацию максимум на 10-15%, что с клинический и социальной точки зрения можно рассматривать как отсутствие эффекта.

11_77[1]11_78[1]

Рис. 2. А — просвет дыхательный путей в норме; В — сужение просвета дыхательных путей у пациента с ожирением  (Schwab R.J. Airway imaging // Clinics in Chest Medicine, 1998; 19: 33-54)

2. Недооценка степени тяжести обструктивных нарушений дыхания во сне. При неосложненном храпе дыхательные пути остаются открытыми, а мягкое небо вибрирует при прохождении струи воздуха, бьется о стенки дыхательных путей и создает звуковой феномен храпа (рис. 3Б). В данной ситуации пластика неба может дать хороший эффект. Но при прогрессировании обструкции развивается синдром обструктивного апноэ сна. При данном заболевании циклически происходит полное спадение самих дыхательных путей, которые представляют собой полую мышечную трубку. При среднетяжелых формах СОАС, особенно у пациентов с ожирением, обструкция возникает не только на уровне неба, но и на уровне корня языка и даже надгортанника (рис. 3В).

11_74[1]11_75[1]11_76[1]

                   А                                                                         Б                                                            В

Рис. 3. А — свободное дыхание; Б — сужение дыхательных путей и биение мягкого неба об их стенки, проявляющееся храпом; В — полное спадение дыхательных путей на уровне неба, корня языка и надгортанника (указано стрелками) (National Primary Oral Health Care Conference, 2005, Atlanta, Georgia).

В этой ситуации радиочастотное и лазерное лечение храпа может не давать никакого эффекта, так как не устраняет спадение нижележащих участков дыхательных путей. Более того, после воздействия лазером или радиочастотой на мягкое небо развивается ожег, после которого ткань рубцуется и уплотняется. Если глотка у пациента исходно широкая, то некоторое ее сужение не вызовет серьезных последствий. Если же глотка исходно узкая и ее стенки спадаются во время сна, то дополнительное сужение просвета может даже утяжелить синдром обструктивного апноэ сна.

Ниже мы приведем пример одного из писем, которые мы периодически получаем от пациентов после безуспешного лечения храпа лазером или радиочастотой:

Здравствуйте!

Мне 37 лет, проживаю в Украине. Мне, мужчине, было сделано 4 (четыре) операции на протяжении 6 (шести) месяцев на небе и это не принесло результатов, т.е. опять все вернулось в прежнее состояние. Мой лечащий врач, «Ф.И.О. врача», производивший мне  все четыре операции в клинике «Название клиники«, порекомендовал обратиться именно к Вам. Пожалуйста, я, с уважением, прошу Вашей рекомендации, так как в данном случае ни моя семья, ни мой врач не знаем, как с этим жить дальше? Все, что можно, уже вырезали, вырезать уже нечего. Размер отверстия составлял 30%, четыре раза вырезали отверстие до 100%. В настоящий момент отверстие равно опять 30%.    

Врач установил следующий диагноз – гипертрофия мягкого неба, ронхопатия (храп — прим автора).

Операция увулопалатофарингопластика (иссечение тканей мягкого неба и боковых дужек — прим. автора)  вызвала осложнение: фарингостеноз (рубцовое сужение глотки — прим. автора) – иссечение рубцов с последующим повторным фарингостенозом.

Использовался радиохирургический метод – сургитрон.

Заранее благодарю Вас за оказанное содействие! Все Ваши рекомендации на медицинском сленге, я обязательно покажу врачу «Ф.И.О. врача«, чтобы понять, какие наши с ним дальнейшие действия…

С искренним уважением, «Ф.И.О. пациента»  

PS. Согласно моей специальности мне приходиться много говорить…Мне желательно иметь отверстие в 100%, даже не столько ради моего блага в жизни (и с 30% можно существовать), сколько ради блага и пользы для многих других людей…

(Ф.И.О. врача и пациента, а также название клиники опущены по этическим соображениям)

При разговоре с пациентом было выяснено, что у него имеется ожирение 2 степени. Еще до операции окружающие отмечали остановки дыхания во сне (признак синдрома обструктивного апноэ сна). После лечения храп усилился, остановки дыхания участились.

 

Следует отметить, что операции на мягком небе считаются в ЛОР-хирургии одними из самых необратимых. Т.е. при неудачно проведенном вмешательстве что-то исправить или переделать уже практически не возможно, особенно в случае развития фарингостеноза.

Большинство центров, которые занимаются лечением храпа лазером или радиочастотой, не располагают дорогостоящим диагностическим оборудованием, которое необходимо для проведения полисомнографии или кардио-респираторного мониторинга. Дороговизна диагностического оборудования и трудоемкость исследований дыхания во сне обуславливают их высокую стоимость (от 6 до 12 тыс. рублей), которая сравнима со стоимостью самих оперативных вмешательств на небе. В сложившейся ситуации медицинские центры идут на определенный риск, не закупая диагностическое оборудование и не проводя полисомнографию с целью минимизации стоимости лечения и увеличения конкурентоспособности. Врачи лишены возможности объективизации тяжести нарушений дыхания во сне и должны ориентироваться только на рассказ самого пациента (а что он может сказать, если ночью спит?) или его родственников, а также результаты клинического осмотра (он тоже происходит в дневное время). Соответственно, без специального исследования ночного сна не исключена возможность диагностической ошибки.

Сами пациенты также могут отказываться от полисомнографического исследования, полагаясь на рекламные объявления о практически 100% эффективности вмешательства (зачем же тогда нужны какие-либо дополнительные дорогостоящие исследования?). К сожалению, чудесные исцеления бывают только в сказках, в реальности это далеко не так. По данным крупных и вызывающих доверие зарубежных исследований показано, что эффективность лазерных и радиочастотных пластик неба составляет около 80% при неосложненном храпе, около 50% при легких формах апноэ сна и менее 20% при среднетяжелых формах апноэ сна.  Как здесь не вспомнить хорошую русскую пословицу «Семь раз отмерь, раз отрежь».

В сложившейся ситуации мы считаем, что пациент должен быть обязательно проинформирован о возможности выполнения полисомнографии или кардио-респираторного мониторинга с целью уточнения диагноза до оперативного лечения. А далее уже сам пациент должен принимать решение, нести ли ему дополнительные расходы на проведение диагностического исследования или сразу соглашаться на оперативное вмешательство на небе, но без четких гарантий успеха. К сожалению, по нашему опыту, подавляющее большинство пациентов, обращающихся в наше отделение медицины сна после безуспешного лечения храпа лазером или радиоволновых оперативных вмешательств на небе по поводу храпа и апноэ сна, не были предварительно информированы о возможности проведения полисомнографии с целью уточнения диагноза и определения оптимальной тактики лечения в зависимости от сочетания причин и тяжести нарушений дыхания во сне. А, ведь, бесполезных, а иногда и достаточно опасных оперативных вмешательств можно было бы избежать, если бы у пациента сразу был поставлен точный диагноз синдрома обструктивного апноэ сна. Да, при этом диагнозе невозможно вылечить пациента «в амбулаторных условиях, однократно, бескровно, безболезненно и на 100%». В этой ситуации лучше честно сказать пациенту, что ему требуются более трудные и серьезные методы лечения (значительное снижение массы тела или проведение вспомогательной вентиляции легких во время ночного сна — СИПАП-терапия). Мы же чаще слышим от пациентов, что при безуспешности  оперативного лечения им снова и снова предлагали приходить на повторные сеансы лазерного или радиочастотного вмешательства (иногда до 5-6 раз!). При этом обычно сам пациента на каком-то этапе прекращает визиты к врачу, а на законный вопрос «Почему же не помогло?» обычно следует ответ, что Вы же не прошли полного курса лечения — значит, сами виноваты. При этом обычно как-то быстро забываются обещания все сделать за один сеанс со 100% успехом.

Мы провели  исследование, в которое были включены 15 последовательных пациентов с тяжелой формой синдрома обструктивного апноэ сна (СОАС), у которых еще до поступления в наше отделение медицины сна в разные сроки (до 2 лет) была выполнена лазерная увулопалатопластика (от 2 до 6 сеансов). Получены следующие данные:

  1. Ни у одного пациента до лазерного вмешательства не было проведено полисомнографического исследования или кардио-респираторного мониторинга с целью уточнения степени тяжести нарушений дыхания во сне.
  2. Только у 3 пациентов клинически был установлен диагноз СОАС, хотя у всех пациентов имелась классическая клиническая картина тяжелой формы СОАС.
  3. Ни одному из пациентов до проведения  лазерной увулопалатопластики (ЛУПП) не было предложено альтернативных методов лечения СОАС.
  4. Только 3 пациента были направлены на обследование в лабораторию сна ЛОР-хирургами после ЛУПП. Остальные пациенты не получили каких-либо рекомендаций по дальнейшему обследованию и лечению, несмотря на неэффективность ЛУПП.

Особо следует подчеркнуть тот факт, что после безрезультатной ЛУПП пациенты не были проинформированы о возможности проведения СИПАП-терапии — эффективного метода лечения тяжелой формы СОАС. Им попросту говорилось, что теперь вам уже ничего не поможет.

В заключение хотелось бы сказать, что мы не выступаем против лазерного или радиочастотного вмешательства на мягком небе у пациентов с неосложненным храпом, у которых основной причиной храпа является избыточное мягкое небо или небный язычок. Из более чем 5000 пациентов, обследовавшихся в нашем сомнологическом центре по поводу храпа и апноэ сна, около 15% в дальнейшем были направлены к ЛОР-хирургам и прошли лазерное или радиочастотное лечение храпа в большинстве своем с хорошим эффектом. Это говорит о том, что данные методики находятся и в нашем арсенале методов лечения. Мы только призываем, как это ни банально звучит в медицинских кругах, проводить тщательный сбор анамнеза, обеспечивать адекватное инструментальное обследование и использовать наиболее оптимальные методы лечения в зависимости от сочетания причин и тяжести храпа и апноэ сна. Это могут быть лазерные или радиочастотные вмешательства на небе, оперативные или консервативные методы восстановления носового дыхания,  СИПАП-терапия, применение внутриротовых аппликаторов, прекращение курения, лечение гипотиреоза и ряд других лечебных мероприятий. Снижение веса также должно рассматриваться как один из основных методов лечения храпа и апноэ сна у пациентов с избыточной массой тела. Иногда достаточно потерять 5-7 кг веса, чтобы перестать храпеть.

Храп — это всего лишь симптом. Храп может быть неосложненным и представлять только социальную проблему, а может сопровождать тяжелую форму синдрома обструктивного апноэ сна. Причин храпа также насчитывается более десятка. В этой ситуации лечить храп лазером или радиочастотой у всех пациентов без разбору — это все равно, что удалять аппендикс у всех пациентов с болью в животе. Кому-то, может быть, и поможет…

Ниже приведен клинический случай из нашей практики.

Пациент К., 43 лет, в 2003 г. обратился в центр медицины сна Клинического санатория «Барвиха» с жалобами на храп, потливость по ночам, беспокойный и неосвежающий сон, пробуждения с ощущением нехватки воздуха, учащенное ночное мочеиспускание (3-5 раз), разбитость и головную боль по утрам, дневную сонливость, раздражительность, снижение потенции, ухудшение работоспособности.

Анамнез: Храп появился около 10 лет назад и нарастал параллельно с постепенным набором массы тела. По поводу храпа проводилась криопластика неба (воздействие жидким азотом) в 1996 году. Перенес вмешательство достаточно тяжело. В течение 2 недель сильно болело горло, повышалась температура тела. Улучшения в отношении громкости храпа не отметил. В 1998-99 годах набрал около 6-7 кг, на фоне чего усилился храп, окружающие отметили появление остановок дыхания во сне.  В 1999 году обратился в лазерный центр, где дважды проводилась лечение храпа лазером, которое также не дало положительного эффекта. Полисомнографических исследований ни в 1996 ни в 1999 годах не проводилось (пациент не был даже информирован о такой возможности). В течение 2000-2003 годов набрал еще около 10 кг. В течение этого периода времени появились и нарастали прочие (помимо храпа) жалобы. Около 3 лет отмечается повышение артериального давления до 170/110 мм рт. ст. преимущественно в утренние часы. Курит более 10 лет по 20 сигарет в день.

Осмотр: Ожирение 2 ст. (рост 197, масса тела 116 кг). Значительные жировые отложения на уровне шеи. Дыхание через нос не затруднено. Умеренная ретро- и микрогнатия. Глоточное кольцо сужено за счет общего ожирения. Состояние после крио- и лазерной пластики неба (рис. 4).

11_70[1]

Рис. 4. Фотография глотки пациента К., 43 лет, с сохраняющейся тяжелой формой СОАС. Состояние после повторных крио- и лазерных вмешательств на небе: боковые дужки рубцово изменены, субтотальная резекция небного язычка (собственные данные).

У пациента проведено полисомнографическое исследование (рис. 5 и 6). За 7,5 часа сна зарегистрировано  327 апноэ и 120 гипопноэ обструктивного генеза. Индекс апноэ/гипопноэ = 60 в час. Суммарная длительность апноэ и гипопноэ составила 195 минут или 60% времени сна. Максимальная длительность апноэ 63 секунды. Минимальное насыщение крови кислородом 74%. Отмечено резкое нарушение структуры сна: увеличение длительности 1 стадии сна, практически полное отсутствие глубоких стадий сна (3-4), индекс микропробуждений мозга составил 64 в час.

Диагноз: Синдром обструктивного апноэ сна, тяжелая форма.

11_71[1]

Рис. 5. На 5-ти минутной развертке полисомнограммы отмечаются циклические остановки дыхания (канал «Дахание»), сопровождающиеся значительным падением насыщения крови кислородом (канал «SaO2») и микропробуждениями мозга на электроэнцефалограмме (канал «ЭЭГ»).

11_72[1]

Рис. 6. Исходная сомнограмма (структура сна) в течение 7.5 часа. Отмечается резкое нарушение макроструктуры сна, значительная избыточность первой стадии сна (желтый цвет на нижнем графике), полное отсутствие глубоких стадий сна (3-4).

11_73[1]

Рис. 7. Сомнограмма при проведении первого сеанса СИПАП-терапии. Отмечается нормализация структуры сна, преобладание глубоких стадий сна (синий цвет на нижнем графике) и REM-сна (красный цвет).

Начата неинвазивная вентиляция легких постоянным положительным давлением во время ночного сна (СИПАП-терапия). В первую же ночь лечения практически полностью устранены обструктивные нарушения дыхания. Индекс апноэ/гипопноэ снизился с 60 до 2 в час, отмечена нормализация показателей насыщения крови кислородом, нормализация макро- и микроструктуры сна (рис. 7). Пациент отметил значительное улучшение качества сна и дневной активности после первой же ночи лечения. В дальнейшем продолжена постоянная СИПАП-терапия в домашних условиях.

Комментарий: У пациента имелись врожденные предрасполагающие факторы в виде ретро- и микрогнатии. Дополнительными факторами, спровоцировавшими возникновение храпа, по всей видимости, явились курение и набор массы тела. Нельзя исключить, что были и избыточное мягкое небо или удлиненный язычок. Таким образом, имелся набор факторов, которые могли вносить вклад в возникновение храпа. У пациента была проведена криопластика неба, которая не дала эффекта, по всей видимости, из-за того, что вклад других причинных факторов в возникновение храпа был более значительным. Кроме этого пациенту ничего не было сказано о необходимости снижения массы тела! На нашей консультации он впервые узнал, что ожирение может быть основным фактором возникновения и утяжеления храпа. Таким образом, с нашей точки зрения, была допущена диагностическая ошибка, связанная с неправильной оценкой ведущего причинного фактора храпа.

Дальнейший набор массы тела привел, вероятно, уже в 1999 г к развитию синдрома обструктивного апноэ сна (окружающие отмечали остановки дыхания во сне). В данной ситуации целесообразность выполнения лазерной пластики неба в 1999 г была еще более сомнительна, так как вмешательства на небе при СОАС не показаны. Более того  рубцевание тканей глотки могло даже ухудшить течение СОАС за счет дальнейшего сужения просвета глотки.

Соответственно, в данной ситуации была также недооценена степень тяжести обструктивных нарушений дыхания во сне.

Анализ приведенного клинического примера позволяет сделать три очевидных вывода:

  1. Оперативные вмешательства на небе у пациентов с ожирением и тяжелой формой апноэ сна не эффективны.
  2. У данной категории пациентов необходимо применять СИПАП-терапию.
  3. Выбор тактики лечения зависит не только от причин храпа, но и от выраженности нарушений дыхания во сне. Степень тяжести нарушений можно определить только на основании полисомнографического или кардио-респираторного исследования сна. Соответственно, инструментальная диагностика нарушений дыхания во сне должна быть неотъемлемой частью комплексного обследования пациента с храпом и подозрением на синдром обструктивного апноэ сна.

В заключение хотелось бы выразить надежду, что данная статья позволит и врачам и пациентам принимать более взвешенные решения при выборе метода лечения храпа и синдрома обструктивного апноэ сна.

Дополнительная информация о диагностике и лечении храпа и синдрома обструктивного апноэ сна  изложена в мультимедийной лекции «Оперативное лечение храпа и синдрома обструктивного апноэ сна» и учебном пособии «Храп и синдром обструктивного апноэ сна» (Скачать).

Если Вы желаете пройти консультацию и лечение по поводу храпа и апноэ сна запишитесь на прием.